Russian Conversations 13 – History of Hong Kong with my uncle (advanced)

История Гонконга с моим дядей. Видео получилось довольно сложным, поэтому я постарался его максимально упростить, разбив на несколько частей и добавив перевод самых сложных слов и выражений (возможно, я даже немного перестарался:)

Рекомендую посмотреть это видео и поработать с ним несколько раз: сначала просто попытаться понять общий смысл, потом смотреть на перевод слов в видео, потом на транскрипцию с переводом и наконец на транскрипцию без перевода (pdf).

Надеюсь, вам понравится и будет полезно!

И да, вот на будущее вам влог, подкаст и тексты из Гонконга.

Free-Outline-YouTube-Subscribe-Button-by-AlfredoCreates

скачать аудио / pdf (без перевода)

Транскрипция:

Артём: Ребят, всем привет. Я в городе Гонконге и сейчас я… я путешествую со своими дядей и тётей. И вот мой дядя Женя — один из самых начитанных [well-read] и умных людей, которых я встречал. Вот. Сегодня он нам расскажет об* истории Гонконга. Вот. Жень…

Женя: Всем здравствуйте.

[00:24] Часть первая:

Гонконг сегодня

Артём: Жень, скажи, с чего вообще… Ну, что вообще такое Гонконг сегодня?

Женя: Гонконг — огромный мегаполис. Не столько огромный по площади, сколько огромный по количеству футуристичных зданий, по количеству людей. То есть плотность застройки [urban density] просто поражает, качество застройки поражает [впечатляет]. Ну, и количество людей для европейского человека чрезвычайно [слишком] высокое. То есть нужно адаптироваться к этому месту. Так просто влиться [get into a rhythm] в него — очень сложно. Конечно, он впитывает в себя всё как губка [absorbs like a sponge], но для человека из России, из Сибири есть некоторые сложности, то есть нужна адаптация. Ну, там, хотя бы несколько дней, [чтобы] просто понять, что это такое, ощутить.

Артём: Да-да-да.

Женя: Ну, по размеру он не очень большой. Даже по меркам [by the standards of] городов России, то есть немного меньше Санкт-Петербурга. По населению, да, очень много людей, где-то [примерно] 7,5 (семь с половиной) миллионов человек на 2018 (две тысячи восемнадцатый) год по переписи (населе́ния) [population census]. Это немалое количество при такой площади [square]. Ещё раз говорю, чрезвычайно плотная застройка, чрезвычайно высокие цены на недвижимость [real estate].

Артём: Да-да-да.

Женя: Очень…

Артём: 500 000 (пятьсот тысяч) долларов, да, где-то?

Женя: Ну, огромные цены. То есть по меркам России это… это в сотни раз [hundreds of times] дороже недвижимость здесь аналогичная, чем в нашем родном Новосибирске, например. В сотни раз без преувеличения [without exaggeration]. Город очень богатый. Много машин премиум-класса. То есть даже по сравнению с нашей столицей Москвой, прям видна контрастная разница в этом плане.

Артём: Ну, то есть сейчас это (как) экономический центр, да?

Женя: Однозначно [definitely] экономический мировой центр, торговый. Огромный порт, огромное количество судов на рейде [ships on the roadstead], огромный контейнерный терминал. Я как бы знаю, о чём говорю, потому что сам работаю в этой сфере. И могу сказать, что это, ну, в мире однозначно в первой пятёрке по количеству перевалки грузов [cargo handling] и т. д. (так далее) Ну, в основном народ, конечно, и занят финансовой деятельностью [работает в сфере финансов], сферой услуг. Вот. Ну, как-то так вот.

[03:02] Часть вторая:

История Гонконга

Артём: А с чего всё это начиналось вообще?

Женя: Начиналось всё, как всегда, просто. Британцы, португальцы ещё в XV (пятнадцатом) веке своими экспедиционными судами [expedition ships] исследовали побережье [explored the coast] Китая… Надо отметить, что [it should be noted that] в то время валовый продукт [gross domestic product] Китая был примерно 30 (тридцать) процентов от мирового. Конечно же, все были нацелены на одно — создать торгово-финансовый хаб именно недалеко, или максимально приближенно к Китаю, именно к материковому [continental] Китаю.

Началось всё с Макао и Гуанчжоу. В результате дальнейших колониальных действий Британии — Надо отметить, они имели огромный опыт в этом вопросе. — в Гонконге было организовано постоянное поселение [settlement], были открыты склады [warehouses] портовые, был выстроен… была выстроена портовая инфраструктура. И по сути дела, местность, которая представляла из себя [была/являлась], там, ну, буквально два десятка рыбацких деревень [fishing villages], в которых жили, вот, рыбаки [fishermen], солевары [saltworker], там, достаточно вели примитивное хозяйство [farming], превратилась в серьёзное… в серьёзный анклав торговый.

Ну, потом при помощи всевозможных политических интриг, в том числе так называемых Опиумных войн [Opium Wars] в 1842 (тысяча восемьсот сорок втором) году был подписан [was signed] кантонский (Нанкинский*) мир так называемый. Китай отдал в вечное пользование [in perpetuity] остров [island] Гонконг, часть полуострова [peninsula] Коулун британской короне. И в общем-то с этого момента началось спонтанное развитие [development] Гонконга, причём такого взрывного характера [rapid].

То есть надо отдать должное [one must pay tribute] колонизаторам. Ихний (их) горизонт планирования [planning horizon], ихняя прозорливость [insight] в этом вопросе — она очень сильно подстегнула [boosted] экономическую составляющую [component] этой местности. То есть буквально за 20 (двадцать) лет, грубо говоря, валовый продукт в сотни раз увеличился. То есть Гонконг стал свободным портом. В него беспрепятственно [unhindered] заходили любые суда, выгружали грузы [unloaded a cargo], брали на борт грузы [took a cargo on board].

Но основная цель, ещё раз говорю, была настроена именно на торговлю с Китаем непосредственную [first-hand]. То есть тогда [тада] как раз начинались вот эти крупные чайные поставки [supplies of tea] в Европу уже промышленного толка [for industrial applications], и нужно было что-то возить сюда и что-то забирать отсюда. Причём не волновало [было неважно] количество грузов с* той или с другой стороны, главное — чтоб это происходило.

Ну, потом в ряде [в силу/из-за] проблем политических в Китае произошёл ещё один взрыв [explosion] в Гонконге — уже миграционный. То есть большое количество этнически… этнического населения китайского перебиралось [переезжало] в Гонконг просто в силу того, что его притесняли [it was oppressed] на территории материкового Китая. То есть было две волны миграционные [migration waves], в результате которых* население Гонконга просто, ну, увеличилось кратно [increased by several times] за небольшой период времени.

После, где-то ближе к концу XIX (девятнадцатого) века мир кантонский (Нанкинский*) был переписан [was rewritten], договор был переоформлен. Обе стороны взаимно отказались от предварительных договорённостей [preliminary agreements]. И заключили новое соглашение [concluded a new agreement], в результате которого британской короне остров Гонконг отходил в аренду [lease] на 99 (девяносто девять) лет. В принципе всё продолжалось примерно в том же режиме. XX (двадцатый) век был самый продуктивный для Гонконга.

То есть примерно к концу 70-х (семидесятых) годов встал остро вопрос о [the question of … arose] возврате [return] Гонконга в состав [composition] Китайской Народной Республики (КНР). И тогдашний председатель КПК (Коммунисти́ческой па́ртии Кита́я) Дэн Сяопин в 1984 (восемьдесят четвёртом) году уже на переговорах проявил жёсткость [был настойчив]. Хотя англичане пытались денонсировать договорённость, чтобы продлить своё владение над [to extend its possession over] этим территориальным образованием. У них в результате ничего не получилось, и Дэн Сяопин добился своего [получил, что хотел], что в 1997 (тысяча девятьсот девяносто седьмом) году Гонконг, Административный округ Гонконг вошёл в состав Китайской Народной Республики.

То есть на данный момент это территория КНР, но она имеет свои ограничения правовые [legal restrictions] и т. д. То есть своя валюта [currency], свои законодательные акты [legislative acts]. В общем, практически всё своё, кроме внешней политики [foreign policy] и обороны [defence]. Внешняя политика и оборона находятся под протекторатом непосредственно Китая, то есть Госсовета (Госуда́рственного сове́та) КНР. Примерно до 2047 (две тысячи сорок седьмого) года ситуация будет сохраняться в таком же ключе [так же].

[08:44] Часть третья:

Гонконг и Китай, немного о еде

Женя: Ну, культурно, сразу скажу, конечно же, этнически население в основном представлено [is represented] гражданами [citizens] Китая, то есть китайцами. Вот. И, конечно же, есть очень сильное влияние Китая как такового [самого́ Китая] на эту местность, потому что, ну, по-другому быть не могло. Хотя оно гораздо меньше, чем могло бы быть. Очень европеизированный [europeanized] город. Что можно ещё добавить в этой связи [в связи с этим; in this regard]?

Артём: Ну, с едой тут не очень, да?

Женя: Да, с едой… с едой вообще не очень [плохо]. Еда — это то, что не удалось европейцам перетянуть на свою сторону [оказать влияние]. То есть это правила подачи [serving], меню, ассортимент, расположение хаотичное — это сугубо [исключительно] китайское, юго-восточноазиатское. По-другому не скажешь. То есть, если и есть какие-то европейские рестораны, то они чрезвычайно дорогие, в которых простым людям питаться, ну, как минимум накладно [costly].

Артём: Ну, да-да-да. Конечно.

[09:58] Часть четвёртая (заключительная):

Пошло ли влияние Англии на пользу Гонконгу?

Артём: Ну, и в заключении, как ты считаешь, пошло ли на пользу [if … was to the benefit] вот это влияние английское на развитие Гонконга?

Женя: Однозначно пошло на пользу. Отдаю должное британцам просто в силу даже такого горизонта планирования, как вот осуществили они. То есть исходя из того, что [assuming that] королева Виктория в момент подписания того же самого кантонского (Нанкинского*) мира называла это место бесполезной скалой [rock], несмотря на всё это, то есть именно вот колониальные власти [authorities], власти местные первые английские видимо [apparently] смотрели всё же дальше, чем… видели не только [тока] скалу бесполезную. И ихние надежды… они даже не могли себе представить [they couldn’t even imagine], что в результате получится, я так думаю. Если бы они сейчас видели, что получили, то они бы были в шоке просто. Это связующее звено [a link] между Китаем и Европой.

Моё мнение лично такое — я считаю, что политика открытости [open door policy], провозглашённая [proclaimed] Китаем в 1978 (семьдесят восьмом) году тем же упомянутым [mentioned] Дэн Сяопином связана именно с тем, что был такой пример, как город Гонконг, в котором живут китайцы, которые своими руками создали этот город, которые смогли так усердно работать [work hard], что показали такие темпы роста [rates of growth], ну, что… Это, ну, без преувеличения это жемчужина [pearl; сщкровище] мировая. И слава богу, что у Китая был такой пример, чтобы свою экономику сделать более либеральной. Сейчас мы видим результат: то есть, если 30 (тридцать) лет назад ВВП Китая был в 100 (сто) раз меньше, чем сейчас — можно представить, какой шаг совершил Китай. И я уверен, это было сделано во многом благодаря тому, что было с кого брать пример, или на кого ориентироваться, или, по крайней мере, видеть, как можно жить, как можно работать. Поэтому здесь однозначно положительный эффект.

Артём: Спасибо тебе большое за эту исчерпывающую [полную] информацию.

От себя добавлю, что мне этот город тоже очень нравится. Ну, здесь на самом деле не ощущаешь себя в Китае. То есть он действительно многое перенял от [took over from] англичан, от Европы. Вот. И действительно много спорткаров, здесь всё застроено [built up] небоскрёбами [skyscrapers]. То есть это действительно богатый город, но европейской еды, конечно, мало. Вот.

На этом всё. Спасибо, что посмотрели. Если у вас есть какие-то вопросы по истории Гонконга, по… по этому городу, то пишите в комментариях. Если хотите поддержать проект, то заходите на Patreon. Все ссылки будут в описании.

Всем пока!

If you want to support me, you can do this on Patreon (спасибо!)